Екатеринбург, ул. Московская 21
Для слабовидящих

22.06.2015. Возникла необходимость уточнить срок для исков о компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов

Постановлением Конституционного Суда РФ от 08.06.2015 N 14-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки Т.И. Романовой" оспариваемая норма признана не соответствующей ст.ст. 45, 46, 52 и 53 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой данная норма в системе действующего правового регулирования выступает в судебном истолковании в качестве основания для отказа в связи с пропуском трехмесячного срока обращения в суд в иске о компенсации морального вреда, причиненного гражданину незаконными решениями, действиями (бездействием) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в тех случаях, когда сам факт нарушения прав и свобод гражданина установлен другим решением суда, вступившим в законную силу.

Так, поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки, согласно которой применение судами ч. 1 ст. 256 ГПК РФ в качестве основания для отказа в иске при рассмотрении ее дела о компенсации морального вреда, причиненного ей Государственным Советом Чувашской Республики, противоречит Конституции Российской Федерации и нарушает ее право на возмещение государством причиненного ей вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 256 ГПК РФ гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод.

Согласно Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита на основе равенства всех перед законом и судом - обязанностью государства, на которое возложена охрана достоинства личности во всех сферах (статья 1, часть 1; статья 2; статья 19, часть 1; статья 21, часть 1); права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18).

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому государственную, в том числе судебную, защиту его прав и свобод, возможность обжалования в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц (статья 45; статья 46, части 1 и 2); закрепляет право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53), реализация которого гарантируется конституционной обязанностью государства в случае нарушения органами публичной власти и их должностными лицами охраняемых законом прав обеспечивать потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52).

Из содержания данных конституционных положений следует, что решения, действия (или бездействие) органов публичной власти или их должностных лиц, причинившие вред любому лицу, влекут возникновение у государства обязанности этот вред возместить, а каждый пострадавший от незаконных действий (или бездействия) органов государственной власти или их должностных лиц наделяется правом требовать от государства в том числе справедливой компенсации морального вреда, причиненного такими действиями (или бездействием), на что неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях.

В обоснование решения, суд также ссылается на ст. 151 ГК РФ, в соответствии с которой если гражданину причинен моральный вред физические или нравственные страдания действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Так, в случае признания судом акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, к одному из которых относится компенсация морального вреда, при этом размер компенсации, осуществляемой в денежной форме, определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда, когда вина является основанием возмещения вреда; при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (статья 1101 ГК РФ).

Суд указал, что конституционное право на судебную защиту, как следует из ст. 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, - это не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты путем восстановления нарушенных  прав  и  свобод,  которая  должна  быть обеспечена государством. 

Согласно нормам действующего законодательства, гражданин вправе обратиться в суд с заявлением об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод; пропуск трехмесячного срока не является для суда основанием для отказа в принятии заявления; причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления (статья

256 ГПК РФ).

Пропущенный по уважительным причинам срок обращения может быть восстановлен судом, и, поскольку вопросы соблюдения срока обращения в суд касаются существа дела, выводы о его восстановлении или об отказе в восстановлении должны содержаться в решении суда.

Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что установление в законе сроков для обращения в суд с заявлениями об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушение конституционных прав граждан, поскольку несоблюдение установленного срока не является основанием для отказа в принятии таких заявлений, - вопрос о причинах пропуска срока решается судом после возбуждения дела, т.е. в предварительном судебном заседании или в судебном заседании; заинтересованные лица вправе ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока, и, если пропуск срока был обусловлен уважительными причинами, такого рода ходатайства подлежат удовлетворению судом. Следовательно, сама по себе оспариваемая норма не может расцениваться как противоречащая Конституции Российской Федерации при применении ее в делах, возникающих из публичных правоотношений.

С учетом предмета жалобы Конституционный Суд Российской Федерации не оценивал конституционность статьи 256 ГПК РФ в аспекте возможности отказа в иске о компенсации морального вреда из-за пропуска предусмотренного в ней трехмесячного срока обращения в суд в случаях, когда соответствующее требование рассматривается одновременно с требованием об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих. Однако вышестоящие судебные инстанции в ее деле, признавая ошибочность решения суда первой инстанции и аргументируя отказ в иске о компенсации морального вреда, применили  указанное разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации и к ситуации, когда факт нарушения прав заявителя неправомерным решением органа государственной власти уже был установлен другим решением суда, вступившим в законную силу.

Таким образом, речь идет о тех ситуациях, когда сам факт нарушения прав и свобод гражданина установлен другим решением суда, вступившим в силу.

Как пояснил Конституционный Суд РФ, установленный порядок не обязывает предъявлять требование о компенсации морального вреда в указанном случае одновременно с оспариванием решений, действий (бездействия), которыми он причинен.

Соответственно, лицо может потребовать компенсацию морального вреда уже после того, как суд признал решения, действия (бездействие) незаконными.
Сам же по себе иск о компенсации морального вреда относится к требованиям о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

На такие требования в силу ГК РФ исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

При этом закон не предусматривает, что при обращении с иском о компенсации морального вреда в упомянутом случае установлены специальные сроки для обращения в суд (в исключение из общего правила ГК РФ).

Как подчеркнул Конституционный Суд РФ, законодатель может установить разумный срок для обращения в суд с требованием о компенсации морального вреда в упомянутых случаях.

В частности, срок может исчисляться с момента вступления в силу решения суда, установившего факт нарушения прав лица соответствующими неправомерными решениями, действиями (бездействием).

Старший помощник прокурора области по правовому обеспечению