Екатеринбург, ул. Московская 21
Для слабовидящих

Поддержание государственного обвинения по уголовным делам о преступлениях, совершенных организованной группой

 (нормативное урегулирование, предмет доказывания, причины исключения судом данного квалифицирующего признака, основания отказа от обвинения)

 

1. Правовая база:

 

Понятие и признаки организованной группы изложены в ч. 3 ст. 35 УК РФ, а также в ряде постановлений Верховного Суда Российской Федерации, например:

-  № 29 от 27.12.2002 (в ред. от 23.12.2010 г.) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», - здесь же приведено отличие организованной группы от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления;

-  № 1 от 27.01.1999 (в ред. от 03.12.2009 г. № 27) «О судебной практике по делам об убийстве», где анализируемое понятие приведено с учетом специфики указанного преступления - убийства;

- № 1 от 17.01.1997 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», в котором приведено отличие банды от других организованных групп;

-   № 12 от 10.06.2010 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)», где понятие преступной организации (сообщества) отграничено от иных видов преступных групп, в том числе от организованной группы;

- № 51 от 27.12.2007 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»  и иных.

 

2. Признаки:

 

В соответствии с уголовным законом организованная группа – это устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Таким образом, в анализируемом понятии присутствуют 2 признака - предварительная договоренность и устойчивость.

Сговор должен быть предварительным, т.е. состояться до начала выполнения объективной стороны преступления. Причем договоренность участников орггруппы –это не просто согласование отдельных действий соучастников, а конкретизация совершения преступлений, детализация действий каждого соучастника, определение способов оптимального осуществления преступного замысла. То есть, действия участников орггруппы отличаются большей степенью соорганизованности по сравнению с действиями группы лиц по предварительному сговору.

Устойчивость как признак орггруппы заключается в установлении между соучастниками тесных связей, неоднократности контактов для уточнения и проработки будущих действий. Между соучастниками возникают особого рода отношения по взаимодействию в ходе совершения преступления.  

Организованная группа обладает большей общественной опасностью, и, соответственно, закон предусматривает более суровое наказание за совершение преступления в составе организованной группы.

Учитывая эти моменты, при подготовке к уголовному делу, по которому обвиняемым предъявлено обвинение в совершении преступления (нескольких преступлений) организованной группой, государственному обвинителю необходимо обратить внимание на доказательства, указывающие на ее признаки, чтобы убедительно представить их в ходе судебного следствия, а в дальнейшем, мотивировать наличие орггруппы в прениях сторон.  

При доказывании данного квалифицирующего признака государственному обвинителю следует учитывать, что каждый из участников должен достоверно знать о своем участии в организованной группе, методах преступной деятельности, распределении ролей, его умысел должен быть направлен на достижение совместно с другими участниками преступного результата.

На устойчивость группы могут указывать:

-     длительность ее существования, стабильность состава;

- наличие руководителя, определяющего форму преступной деятельности, способы совершения преступлений, распределяющего роли и функции участников группы, а также прибыль, полученную от преступной деятельности;

-    количество совершенных группой  преступных эпизодов;

-    единство способов преступной деятельности (например, совершение определенного вида хищений – квартирных краж, грабежей, разбоев; в отношении определенной категории лиц – престарелых людей, крупных бизнесменов, подростков; в одной и той же отрасли -  банковской сфере, в сфере незаконного оборота наркотиков и т.п.);

-    тщательное планирование преступлений с распределением ролей;

-  возможна длительная подготовка преступлений и даже одного преступления;

-  совместная подготовка участников группы, наличие специальных навыков у ее членов;

-    техническая оснащенность группы;

-    приискание и подготовка орудий преступления;

- установление способов сокрытия следов преступлений и похищенного;

-   привлечение других лиц для осуществления преступных планов и  иные признаки.

Вывод о деятельности организованной группы следует делать из совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

 

2. Квалификация:

 

При признании преступлений, совершенных организованной группой, действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнителей, без ссылки на ст. 33 УК РФ.

В том случае, если для совершения преступления привлекается лицо, не осведомленное о существовании организованной группы, не вошедшее в ее состав, действия данного лица квалифицируются самостоятельно. В зависимости от совершенных действий и направленности умысла данное лицо может выступать как:

- соучастник в группе лиц, группе лиц по предварительному сговору;

- пособник к группе лиц, группе лиц по предварительному сговору;

- пособник к действиям одного лица.

 

3. Способы доказывания:

 

В большинстве случаев обвиняемые (подсудимые) не признают вину в совершении преступлений организованной группой, отрицая данный квалифицирующий признак. На перечисленные выше обстоятельства, свидетельствующие о существовании организованной группы, по конкретному уголовному делу могут указывать следующие факты:

-   длительное совместное знакомство, родственные связи, проведение досуга семьями (об этом свидетельствуют фотографии, видеозаписи), регулярные телефонные переговоры (исследование детализации телефонных соединений), единство связей на основе национального признака, наличие одного приговора на нескольких лиц, являвшихся ранее соучастниками совершенных преступлений, сведения из исправительных учреждений о совместном отбывании наказания в одно и то же время, о совместном обучении и работе;

-   наличие в группе явного лидера, способного объединить лиц в одну группу, организовать различные мероприятия, использовать способности каждого участника и являющегося авторитетом, чье мнение не оспаривается  ее участниками;

-   приискание и вовлечение в группу лиц, обладающих специальными навыками: стрелков, хороших водителей, юристов, так называемых «медвежатников» и др.;

-  подготовка к преступной деятельности путем сбора информации, приспособления орудий преступления, предварительных и неоднократных выездов на место его совершения;

- оформление сим-карт на посторонних лиц, использование поддельных документов, заблаговременная аренда жилья и помещений, приобретение определенной одежды (камуфлированной, темной однотонной, специализированной и т.п.). 

Данные факты возможно установить во время допросов подсудимых, свидетелей, иных участников процесса, исходя из имеющихся в уголовном деле доказательств, а также дополнительных доказательств, полученных стороной обвинения, в том числе по ее ходатайствам.

 

Примеры:

 

1. Так, Кушков А.А., Холстинин М.В., Мишарин С.П., Солодов Д.В. осуждены за совершение в составе организованной группы ими и иными лицами разбойных нападений, грабежей и вымогательства (всего 9 эпизодов) в отношении лиц, по мнению участников группы, распространяющих наркотические средства.

Основой объединения участников преступной группы явилось наличие личных связей – знакомств, а также совместное отбывание ранее наказания в местах лишения свободы.

Организатором и руководителем группы являлся Кушков. Именно он вовлек в преступную деятельность иных участников, разработал общий план совершения преступлений, заключающийся в следующем.

Под видом сотрудников милиции или госнаркоконтроля преступники осуществляли, так называемую, «закупку наркотических средств» у лиц, распространяющих наркотики, в ходе которой похищали материальные ценности, вымогали денежные средства.

Кушков определил положение каждого из участников организованной группы:

- сам выступал в роли «главного или старшего», руководил каждым преступлением, после его совершения - распределял похищенное,

- иные участники обеспечивали проникновение группы в квартиру, представляясь сотрудниками милиции, осуществляли поиск и хищение материальных ценностей, обыскивая жилище, осуществляли видеосъемку пояснений потерпевших об обстоятельствах продажи наркотиков для дальнейшего использования при вымогательстве денежных средств.

 Группа отличалась стабильностью состава, длительностью существования - с января 2008 по апрель 2010 года. Для совершения преступлений применялись: удостоверение на имя сотрудника милиции, наручники, электрошоковое устройство, бланки, используемые сотрудниками органов внутренних дел для оформления ОРМ, хранящиеся в папке у Кушкова, видеокамера, с помощью которой проводилась съемка показаний потерпевших.

 

2. В ряде случаев лица объединяются в организованную группу для совершения одного  преступления.

Так, Свердловским областным судом Фараджев Б.А. признан виновным в совершении в составе организованной группыприготовления к сбыту героиновой смеси  массой более 25 килограммов, то есть в особо крупном размере.

Группу возглавлял ранее осужденный по ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 228.1 УК РФ Гадоев Г.Н., который принял на себя обязанности по общему руководству действиями ее членов, разработке преступных планов по незаконному обороту наркотиков, распределению денежных средств, полученных в результате их реализации.

Во исполнение преступного плана Гадоев часть приобретенного им  героина (из общей массой более 25 килограммов) в целях последующего незаконного сбыта в объеме 14,2 килограмма передал Фараджеву для перевозки в г. Екатеринбург. Последний положил сумку с героином в свою автомашину, остальную массу наркотического средства Гадоев оставил в своей автомашине, намереваясь сбыть его в последующем. Гадоев и Фараджев были задержаны сотрудниками наркоконтроля и ГИБДД, не успев довести свой преступный умысел до конца. 

 

3. Этим же приговоромФараджев Б.А., Фараджев А.А., Мамедов М.Ш., Багандов А.А., Гулиев Р.В., Оглы Н.В., Оглы М.В. осуждены за совершение совместно с другими неустановленными лицами в составе единой организованной группы приготовления к сбыту героина в особо крупном размере - массой 4,2 килограмма.

Согласно распределения ролей, в задачи Гулиева входил поиск и обеспечение поставки с территории Кыргызской Республики транзитом через Республику Казахстан международным железнодорожным транспортом в Российскую Федерацию вышеуказанного наркотического средства, а также расчет за него между продавцами и непосредственным получателем в г. Екатеринбурге Фараджевым Б.А.

Мамедов осуществил непосредственное приобретение наркотического средства на территории Кыргызской Республики, после чего передал его Багандову, который расфасовал наркотик в пластиковые бутылки и в целях   транспортировки железнодорожным транспортом за денежное вознаграждение передал проводнику поезда «Бишкек-Свердловск».

Фараджев посредством телефонной связи дал указание проводнику выбросить пластиковые бутылки с героином в районе станции «Кольцово-Арамиль», что было выполнено последним. После чего Фараджев и неустановленные лица подобрали бутылки с наркотическим средством и перевезли по месту жительства братьев Оглы Н.В., Оглы М.В., которые, в свою очередь, расфасовали и хранили героин по месту проживания до момента задержания участников организованной группы сотрудниками правоохранительных органов.   

Несмотря на непродолжительность существования указанных групп, совершение ими приготовления к сбыту только одной партии героина, они достигли уровня организованной группы. На это указывают наличие тщательной и длительной подготовки преступления, четкое распределение ролей, продуманность способа исполнения, сокрытие обстоятельств его совершения, привлечение для достижения результата лиц, не входящих в организованную группу, наличие руководителя, определяющего формы, способы преступной деятельности и роль каждого из участников группы.

 

4. Исключение признака из обвинения:

 

Следует отметить, что не всегда квалифицирующий признак совершения преступления «организованной группой» находит свое подтверждение в ходе судебного следствия.

В том случае, когда действия лиц, заранее объединившихся для совершения преступлений, не достигли уровня организованности и устойчивости, который определяет наличие организованной группы, у государственного обвинителя имеются основания для исключения данного квалифицирующего признака из обвинения и квалификации действий подсудимых как совершенных группой лиц по предварительному сговору либо группой лиц.

Причинами исключения признака является недостаточность доказательств, собранных в ходе предварительного следствия, несоответствие выводов органов следствия фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании.

 

Примеры:

 

1. Так, Заринский городской суд в приговоре от 10.12.2010 из  обвинения в отношении Ш., Б. и Т. исключил квалифицирующий признак преступления «организованной группой» по следующим основаниям.

В судебном заседании установлено, что Ш. и Т. являются близкими родственниками, проживают на одной жилплощади, обе являются наркозависимыми, приобретали наркотики для личного употребления. Ш. и Б. иногда встречались, покупали наркотики на деньги обеих также для личного употребления.

Из доказательств, представленных органами предварительного следствия, в судебном заседании не удалось установить достоверность данных, подтверждающих, что Ш., Б. и Т. заранее договорились объединиться в устойчивую организованную группу для совершения преступлений, связанных с незаконным сбытом наркотических средств. Также не нашло подтверждения утверждение органов следствия о предварительной договоренности между подсудимыми о совместной деятельности по сбыту наркотиков, поскольку  все подсудимые состояли на учете как наркозависимые лица. При задержании находились в наркотическом опьянении, что подтверждено актами освидетельствования, явки с повинной давали под давлением со стороны сотрудников УБОП, что установлено в ходе просмотра в судебном заседании видеоматериалов.

Не усмотрел суд и каких-либо данных, свидетельствующих о высоком уровне организованной группы, таких, как тщательная разработка планов, отлаженный механизм и способы незаконного приобретения и сбыта наркотических средств, система конспирации, вмененных подсудимым органами предварительного расследования. Использование подсудимыми средств сотовой связи также не позволило сделать  вывод о высокой степени организованности группы. Согласно протоколам обыска изъятые сотовые телефоны принадлежали подсудимым и на других лиц не регистрировались.

 

2. Постановлением президиума Свердловского областного суда от 01.08.2012 приговор Сысертского районного суда Свердловской области от 17.09.2009 и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 16.12.2009 в отношении Волковой Е.С. изменены:

-исключено осуждение по квалифицирующему признаку совершения сбыта наркотических средств «организованной группой»,

-действия осужденной квалифицированы как совершение преступлений в составе группы лиц по предварительному сговору.

Волкова была признана виновной в четырех покушениях на незаконный сбыт наркотических средств, совершенных организованной группой.

Согласно приговора, Волкова, Машарапов и Киселев объединились в устойчивую преступную группу с целью систематического совершения тяжких преступлений, направленных на незаконный сбыт наркотических средств. При этом, Машарапов создал и осуществлял руководство этой орггруппой, разработал преступный план, определил обязанности участников группы Волковой и Киселева – приобретать наркотические средства у лиц, с которыми он заранее достиг соответствующего соглашения, хранить, фасовать и сбывать их, получать денежные средства, вырученные от реализации наркотиков.

Преступления – покушения на незаконный сбыт наркотических средств, были совершены 6, 9 июня, 8 июля и 1 августа 2008 года в рамках ОРМ «проверочная закупка». 

Исключая осуждение Волковой по данному квалифицирующему признаку, президиум указал следующее.

Из приговора не видно, на основании каких объективных данных суд  пришел к выводу о наличии организованной группы, каких-либо сведений, подтверждающих, что Машарапов, Волкова, Киселев заранее договорились объединиться в устойчивую организованную группу для совершения преступлений, в приговоре не приведено, не имеется таких доказательств и по материалам дела.

«По смыслу закона, когда участники договариваются о совместном совершении преступления и в результате сговора им становятся известными как общие сведения о готовящемся преступлении, так и конкретные обстоятельства их будущей преступной деятельности, в том числе объект и предмет преступления, способ посягательства, что имело место в случае совершения указанных преступлений, налицо совершение преступлений группой лиц по предварительному сговору».

Ранее, постановлением президиума Свердловского областного суда от 19.10.2011 указанные судебные постановления изменены аналогичным образом (исключено осуждение по признаку «организованной группой») и в отношении Машарапова.

 

КАССАЦИОННАЯ ПРАКТИКА

 

Следует отметить, что доказывание квалифицирующего признака «совершение преступления организованной группой» имеет определенную сложность. Не во всех случаях суд соглашается с позицией государственного обвинителя.

1. Так, кассационными определениями судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда приговоры в отношении Блудова А.М.-о., Халилова В.Ч.-о. и Юсуфова Х.Х., Мулложонова М.С., Хофизова Ф.Я., Файзиева К.Д., Олимова М.С., которыми квалифицирующий признак совершение преступления организованной группой исключен, оставлены без изменения. Кассационные представления государственных обвинителей  оставлены без удовлетворения. Судебная коллегия указала, что данный квалифицирующий признак исключен из обвинения правильно, поскольку следствием не представлено доказательств того, что осужденные были объединены в одну устойчивую группу, не все лица, в том числе и организатор преступления, выявлены и задержаны.    

2. В то же время, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда отменен приговор в отношении Гусейнова Б.Х.о., Гусейнова А.М.о., Рагимова М.Э.о., Алиева А.Г.о., Мамедова А.М.о. по доводам кассационного представления и жалоб. Государственный обвинитель указал, что при вынесении приговора суд необоснованно исключил квалифицирующий признак «совершение преступления организованной группой». Судебная коллегия подтвердила, что при постановлении приговора судом первой инстанции нарушены требования ст. 307 УПК РФ: исключая вышеуказанный признак, суд посчитал, что в действиях подсудимых присутствует признак «группой лиц по предварительному сговору». Однако суд не учел, что, исключая признак организованной группы, в приговоре следовало описать действия каждого из участников преступления, совершенного в составе группы лиц по предварительному сговору, дать им надлежащую правовую оценку и квалифицировать в соответствии с требованиями главы 7 УК РФ (соучастие в преступлении).   

 С учетом изложенных выше моментов при поддержании обвинения в отношении лиц, которым инкриминировано совершение преступлений в составе организованной группы, государственным обвинителям следует особо тщательно подходить к оценке представленных в уголовном деле доказательств, свидетельствующих о наличии (либо отсутствии) таковой.